23:53 

Тропами сегванских племён

Sailor Lucky
Est Sularus oth Mithas
Название: Тропами сегванских племён
Автор: Sailor Lucky
Бета: lajtara13, Михаил Морковка
Форма: Фандомно-историческая аналитика (написано для команды WTF Semenova 2014 на WTF 2014)
Пейринг/Персонажи: много разных сегванов
Канон: миры Семеновой
Категория: джен
Размер: 2531 слов
Рейтинг: PG-13
Размещение: разрешено с ссылкой на автора
Предупреждение: осторожно, спойлеры!
Примечание: Особая благодарность Felis caracal за подробный ликбез по белухам.
Статья была немного подкорректирована и исправлена.

Многие думают, что книги Марии Семеновой о Волкодаве представляют собой закамуфлированную историю древних славян, которых она изучает и любит. Однако говорить о том, что миры, придуманные Семеновой, абсолютная калька с нашего — неверно. Обладая обширными знаниями в истории древних славян, Мария Семенова в своих книгах, конечно, ориентируется на реально существующее культурное наследие. Говоря о цикле книг о Волкодаве, автор подчеркнула, что планета, на которой разворачиваются события книг, «конечно, некая другая планета, хотя и подозрительно похожая на нашу Землю» [1]. Более того, рассматривая прототипы племён, которые описываются в книгах о Волкодаве, стоит отметить, что их нельзя отнести исключительно к древним славянам. Ярким примером служат морские сегваны, сочетающие в себе черты нескольких народов, не относящихся к группе славянских племён. В подтверждение этих слов Семенова обозначила сегванов, как «народ, больше всего похожий на германцев, континентальных и скандинавов» [1].

С вашего позволения, мы попытаемся разобраться, верно ли такое утверждение и действительно ли сегваны — абсолютная калька с германцев и скандинавов. В сущности, если анализировать книги Семеновой и Молитвинова (словно бы нам в помощь отправившего Эвриха путешествовать именно с сегванами), можно вычленить немало сведений по интересующему нас вопросу.

1. Традиционно родиной сегванов считаются расположенные на севере острова.
В книгах сегванов преподносят, как суровое северное племя, живущее на островах, расположенных на севере. Из-за климатических изменений, приведших к тому, что острова стали покрываться льдом, большинство сегванов было вынуждено переселиться южнее, по их словам, «на берег». Процесс наступления ледников постепенно приводит к тому, что обитаемых островов остается всё меньше, а сегванские дети могут узнать о родине лишь из рассказов умудренных жизнью стариков. С учетом происходящего принято делить сегванов на островных и береговых; последних с каждым годом становится всё больше, многие из них никогда не выходят в море и живут, подстраиваясь под обычаи тех земель, на которые они переселились.
Островные сегваны тоскуют по родным землям, частенько рассказывая о том, как им жилось до прихода «ледяных великанов».
Например, Ингомер рассказывал, что когда его «дед был молодым, там [на острове Розовой Чайки] рос лес. Потом сосны перестали приносить шишки, а корни у них загнили, поскольку земля больше не хотела оттаивать летом. Когда родился мой отец, мёртвый лес уже перевели на дрова, а в долину высунул пятки ледяной великан. Когда родился я, ледяная стена была в одном поприще от забора, огороды превратились в болото, а деревья вырастали крохотными…» [2].
Каждый из островов имеет своё имя, позволяющее отличать сегванов, живущих на нём, от других. Например, указанный выше Остров Розовой Чайки, являющийся родиной Ингомера или Остров Старой Яблони — родина Аргилы. Многие острова покрыты мощными горами, у подножья которых растёт сосновый лес. До прихода ледников острова были очень плодородными, на некоторые из них выращивали сельскохозяйственные культуры (например, пшеницу). На Острове Старой Яблони выращивали яблоки, делали вкусный мёд, а весной готовили яблочное вино. Более того, вы не поверите, но на некоторых сегванских островах когда-то жили слоны, «совсем такие, как водятся в Мономатане», правда, не настолько лохматые [2].
Говоря о похожести сегванов с континентальными германцами и скандинавами, необходимо учитывать, что древнегерманскую культуру можно разделить на культуру континентальных германцев и культуру скандинавских (северных) стран.
Прообразом островных сегванов, скорее всего, были именно скандинавы (викинги), которых в Европе называли «северными людьми» [3]. Здесь нужно отметить, что в странах Европы скандинавов именовали по-разному, например, во Франции «северные люди» были известны под именем норманнов, в Ирландии их называли финнгалл («светлые чужеземцы» — норвежцы) и дубгалл («темные чужеземцы» — датчане), в Германии — аскеманнами, на Руси — варягами. В самой же Скандинавии воинов, совершавших походы в другие страны, именовали викингами [5].
Родиной викингов был Скандинавский полуостров, расположенный на севере Европы, покрытый густыми лесами и горами. Учёные-историки считают, что викинги – это «германские обитатели (население) Скандинавии, преимущественно (главным образом) отважные пиратские орды, плававшие от берегов Скандинавии к берегам стран Запада» [4]. Считается, что одной из причин разбойных нападений викингов была неплодородная земля полуострова и стремление установить торговые пути. Первая причина видится довольно правдоподобной, поскольку большая часть Скандинавского полуострова была покрыта величественными горами, и лишь южная оконечность — Сконе — равнинная, с плодородными почвами. Сконе соединялся с полуостровом Ютландией, тоже равнинным, рядом мелких островов, крупнейший из которых — Зеландия [5]. Поэтому земледелие развивалось преимущественно в южной части, остальное же население выживало именно за счёт набегов.
Как неоднократно подчеркивалось в книгах Семеновой, острова с плодородными землями, на которых выращивали сельскохозяйственные культуры, находились южнее остальных. Именно поэтому сегваны с других островов вынуждены были приезжать в гости к родичам и закупать у них необходимые припасы. Например, Винитар вспоминал о том, как они с отцом приезжали на Остров Старой Яблони (один из самых южных островов, к слову), чтобы навестить соплеменников и купить у них, предположительно, яблочное вино.
Береговые же сегваны похожи на континентальных германцев, обитавших на севере центральной Европы между Эльбой и Одером. Германцы занимались земледелием, выращивали сельскохозяйственные культуры и не чурались воинского дела. Древнеримские ученые описывали их «военную доблесть» и «знатность», которые считались неотъемлемыми качествами германских дружинников. Германцам были известны различные ремесла, например, ткачество, производство мыла и красителей для тканей, гончарное дело; некоторые племена занимались добычей и обработкой металлов, а те, которые жили по побережью Балтийского и Северного морей, — судостроением и рыболовством [6].
Если вспомнить жизненный уклад людей кунса Винитария после переселения на берег, можно увидеть чёткие параллели с континентальными германцами. Уничтожив веннское племя и заняв опустошённое поселение, люди Винитария (кроме комесов, ушедших с сыном кунса) вели оседлый образ жизни, изучали гончарное и кузнечное дело, занимались торговлей, забыв о военном деле.
Во многом такой образ жизни бывших островных сегванов и способствовал тому, что Волкодав с легкостью смог попасть в замок и свершить свою месть. Если бы племя Винитария жило на острове, полном хорошо обученных военному делу комесов, вряд ли бы Волкодав вообще смог бы добраться до кунса. Ушедшие с сыном кунса воины, как и многие континентальные германцы, нанимавшиеся в военные походы, поступили на службу в стране Велимор и стали охранять её границы.

2. Сегваны непревзойденные мореходы.
Так уж повелось, что если в сюжете присутствует сегван, то он либо собирается в плавание, либо только что вернулся из морского путешествия, либо просто вспоминает о море. У прочитавших книги создаётся стойкое впечатление, что все сегваны жить не могут без моря, что в целом, по-видимому, соответствует истине. Впрочем, со слов самой Марии Семеновой «сегваны — вполне определенные северные народы, обычаи которых преломляются и проецируются на этот мир, а не какие-нибудь «мореходы вообще». Поэтому говорить о том, что сегваны только мореходы, конечно же нельзя, их отношения с морем более глубокие и интересные.
Именно среди сегванов рождались лучшие мастера корабельного дела, способные построить не только военные суда, но и торговые. Первые корабли носят название — «косатки», вторые — «белухи». Учитывая, что Мария Семенова любит использовать «архаичные слова, взятые из Даля и специальных словарей», можно проследить аналогию названий сегванских кораблей с морскими рыбами: косатками и белугами/белухами.
Косатка (Orcinus orca) — водное млекопитающее семейства дельфиновых, которое встречается от экватора до льдов Арктики и Антарктики. Косатки подвижные и очень стремительные млекопитающие, перемещающиеся быстро на дальние расстояния. По своей природе они хищники с широким спектром питания, охотящиеся на морских львов, китов, дельфинов и т.д. [8].
Хотелось бы отметить, что сегванские «белухи» похожи, как на белух, так и на белуг, которых не стоит путать между собой. Хотя в научной литературе 19 века, зубатых китов называли как белухами, так и белугами. В 20 веке слово «белуга» стали употреблять в значении рыба белуга и намного реже, чтобы обозначить млекопитающего кита. Подытоживая, белуга — это огромная рыба из семьи хрящевиков (без костей), одна из самых больших рыб, заходящих в пресные воды [9]. Белуха же представитель зубатых китов из семейства нарваловых, чьи самые крупные самцы достигают 6 м в длину и 2 т массы. [14].
В книгах Молитвина, описывающих приключения Эвриха, дано довольно подробное сравнение сегванских кораблей. Команда «белух», как правило, насчитывала двенадцать-пятнадцать человек, при этом корабли обладали большой вместимостью и были значительно комфортабельнее «косаток». Например, средняя «белуха», кроме экипажа, могла принять на борт четыре десятка человек пассажиров, а её трюмы можно было доверху забить зерном, вином, пряностями, лесом и изделием тинвиленских мастеров. При этом торговые суда развивали сравнительно небольшую скорость, поэтому обычно их сопровождала одна «косатка», готовая отбить любое нападение.
Считается, что военные корабли сегванов настолько «стремительны, словно летят по гребням волн». Численность экипажа, как правило, либо совпадала с количеством вёсел (когда военный корабль нанимали для охраны торгового), либо значительно его превышал (когда военный корабль изначально входил в море для разбоя или принимал участие в морских сражениях).
Сегваны издревле промышляли морским грабежом, а их корабли «из века в век внушали ужас жителям прибрежных городов всех четырех континентов» [10]. Со временем, когда многие сегваны были вынуждены переселиться «на берег», морские сражения с их участием становились всё реже. Во многом такие изменения произошли от того, что живя рядом с другими народами, сегваны старались сохранять мир с соседями и осваивали новый промысел. Береговые сегваны спокойнее своих родичей, они кормятся земледелием, осваивают ремёсла, путешествуют как купцы или наёмники, и мало кто из них отправляется в завоевательные походы.
Сегванские «косатки» наиболее близки к скандинавским кораблям – драккарам. Драккар (норв. Drakkar, от древнескандинавских Drage — «дракон» и Kar — «корабль», буквально — «корабль-дракон») — парусно-гребное судно викингов, обладавшее высокой мореходностью. Скандинавы создавали невероятно быстроходные боевые корабли с яркими полосатыми парусами и резными драконьими головами, со столь низкой осадкой, что воины могли подниматься по рекам на сотни километров вглубь континента. В богатой реками и озерами Скандинавии водный транспорт был насущной необходимостью, потому что до некоторых поселений можно было добраться только по воде, поэтому лодки были и у бедных, и у богатых. На них перевозили домашний скот и урожай, доставляли оброк ко двору местных вождей — конунгов [11]. С этой точки зрения любопытно описывается быт сегванов в книге Семеновой «Самоцветные горы»: нам показывают, что сегваны плавали на лодках (так, например, Атарох с лодкой практически не расставался), переправляясь от одного поселения к другому, ловя рыбу и доставляя вести. Причём, лодка Атароха отличалась от лодки невесты кунса — более скромной постройкой и убранством.
Примерно к VII веку викинги начали ставить парус на своих лёгких и узких гребных лодках, для чего пришлось серьезно менять конструкцию судов. Корпус драккара стал шире, а изгибы носа и кормы  — круче. Днище лодки укрепляют для того, чтобы оно выдерживало вес тяжелой мачты. Так появились первые парусники викингов — легкие, быстроходные и способные выдерживать большие нагрузки [11].
Перед спуском драккара на воду корабелы вырезали из дерева голову дракона или другого мифического существа и закрепляют ее на форштевне, чтобы она наводила ужас на противника. Паруса украшали цветными узорами — своеобразными опознавательными знаками, по которым викинги издалека узнают «своих». Кают и кубриков на кораблях викингов не было, спали они между скамьями для гребцов — по два человека на квадратном метре, завернувшись по двое в спальный мешок [11].
Остановимся на описании «косатки» в книгах Семеновой: «на Островах испокон веку было принято шить паруса из кож или тканей, окрашенных яркими красками, не облезающими от морской сырости и яркого солнца. У каждого кунса свои цвета и узоры, двух одинаковых не найдёшь. Все вожди с кем-то в союзе или во вражде, и длится это столетиями. И как по одежде всегда можно определить, какого роду-племени человек, а значит, и выяснить, чего примерно следует от него ждать, – так по парусу нетрудно тотчас догадаться, кому принадлежит корабль. А стало быть, друг там или враг» [12]. Более того, на «косатках» не было кают и кубриков, а спали комесы на борту между вёслами.
В древние времена считалось, что «корабль — жилище скандинава». Сегваны от своего прототипа не отставали, они очень нежно (порой с любовью) относились к своему кораблю. Даже всегда невозмутимый кунс Винитар, узнав, что Шамарган попал к нему на «косатку», вбив лезвие ножа между бортовыми досками корабля, отреагировал достаточно агрессивно: «И с чего это ты взял, несчастный, что я не прикажу выкинуть тебя обратно в море? – спросил Винитар синего от холода Шамаргана. – Да прежде ещё не велю законопатить твоей шкурой рану, которую ты нанёс моему кораблю?» [12].
О торговых кораблях скандинавов и континентальных германцев известно не так уж много, но наиболее близкими к сегванским «белухам» видятся норманнские кнорры. Это были грузовые суда, с двумя палубами, корпус которых «типичен для судов скандинавской постройки: его отличают развал бортов, высоко поднятые штевни с украшениями, в палубе — квадратный вырез люка трюма, прямой рейковый парус» [13]. Кроме того, установлено, что викинги сопровождали торговые суда своего племени, охраняя их на быстрых и манёвренных драккарах. Поэтому описание путешествия Эвриха на борту «косатки», сопровождающей торговый корабль, имеет вполне историческое обоснование.

3. У каждого сегванского племени был свой вождь, носящий титул кунса.
Переходим к самому любопытному вопросу, а именно: у кого была власть и на каких основаниях. На островах сегваны селились отдельными родами вокруг общинного дома. Общиной правил кунс из знатного рода. Происхождение слова «кунс», по словам Семеновой, «это вариации на тему индоевропейского «кинг», «кунг» и так далее, которые все растут из одного корня» [7]. Здесь стоит отметить, что у сегванов известны Старшие Рода и Младшие. Например, кунс Винитар происходил из очень древнего Старшего Рода и имел право ожидать почёта и уважения от кунсов Младших Родов. Страшным позором считалось, когда в морском сражении кунсы Старших Родов проигрывали правителям из Младших. В те дни, когда сегваны жили на Островах, кунс, как правило, правил целым островом, на котором могло быть несколько Родов. Порой кунсы разных родов враждовали между собой, стремясь занять на Острове главенствующее положение. После того, как сегваны стали переселяться на берег, они отошли от единой власти, и у каждого племени был свой кунс, а иногда и несколько.
Кунсом в семье становился, как правило, старший сын, получавший от отца всю власть. Порой случались перевороты и захваты власти, в результате которых титул кунса получал младший брат или даже племянник. Учитывая человеческие слабости и кочевой образ жизни морских сегванов, кунсами порой становились внебрачные дети, получившие поддержку комесов.
Строй сегванов несколько отличается от исторического строя скандинавов и континентальных германцев. Во всех скандинавских странах в IX—X вв. происходило разложение доклассовых родовых порядков, складывались предпосылки феодального строя. Объединение до того обособленных скандинавских племён началось при конунге Харальде Прекрасноволосом, который начал завоёвывать области (фюльки – буквально «племя», «народ»), добиваясь либо подчинения, либо изгнания местной знати. Наибольшим влиянием он пользовался в Западной Норвегии, где находились его личные владения. [5]. По сути, начали формироваться государства с единым правителем, упорядоченной структурой органов власти и налогами и сборами.
У сегванов вышло наоборот: на Островах еще были единые правители — кунсы, происходившие, как правило, из знатных Старших Родов. Но после того как сегваны перебрались на берег, среди них усилилась раздробленность и каждый мог попытаться стать кунсом, основав свой собственный род (например, сегваны удивлялись, почему так не сделал морской разбойник Зоралик). При этом многие кунсы, не имевшие своих владений, вместе с дружиной нанимались на службу в соседние страны, получая за это земли и богатства. Однако большинство сегванов были недовольны возникшей раздробленностью и утратой старых традиций, поэтому старались пойти на службу только к достойным кунсам, чья знатность и слава имели под собой основания.
Рассматривая непростую историю взаимоотношений кунса Винитария с сыном Винитаром, можно сказать, что если бы племя Закатных Вершин осталось жить на острове, у Винитара не было бы иного пути избавиться от влияния деспотичного отца, как поднять кровопролитное восстание. Поселившись же на берегу, Винитар получил возможность покинуть отца и, взяв преданных людей, уйти на службу в могучую страну Велимор.
Своей раздробленностью береговые сегваны напоминают германские племена, жившие при общинном строе и подчиняющиеся каждый своем вождю. С одной лишь разницей: у германских племён прослойка знати только начала формироваться при общинном строе, в то время, как у сегванов древние роды всегда были в большом почёте и возвышались над другими.
В целом, можно сказать, что сегваны взяли от викингов и древних германцев лишь общие черты организации власти и управления.
Проводя параллели между вымышленными сегванами и реально существовавшими народами, невольно задумываешься, что, несмотря на некоторые общие черты, назвать их абсолютно идентичными было бы неправильно. Фактически, образ жизни и развитие сегванов состоял из глубокого слоя, включавшего пласт нескольких культур. Это же подтверждают размышления самой Марии Семеновой о том, что мир Волкодава это «квазиславянский, квазикельтский, квазигерманский мифологический мир» [1]. А поражающая воображение детальность описаний и поступков героев во многом возникает благодаря так называемой «сакральной географии», когда герои действительно ведут себя и действуют как люди, выросшие на определённой почве в определённых условиях [7].
Впрочем, у каждого может быть своё мнение на этот счёт, поэтому, считать мир Семеновой либо плодом авторского воображения, либо «закамуфлированным миром древних славян», решать только вам. А уж если в поисках подтверждения своих догадок вы более детально станете изучать миры, придуманные автором, мы будем только рады. Значит, смогли вас увлечь, и не зря проводили анализ и собирали исторические факты.

Список источников
1. Семенова М. Мир сам по себе / [Электронный ресурс] – Режим доступа: liceybiblio.amoti.ru/semenova_m___mir_sam_po_se...
2. Семенова М. Истовик-камень. – Издательство: Азбука-классика, 2007. – 304 с.
3. Энциклопедия для детей: Т. 1 (Всемирная история) / Сост. С. Т. Исмаилова. — 3-е изд. перераб. и доп. — М.: Аванта+, 1996. — 704 с
4. Зимек Р. Викинги: Миф и эпоха. Средневековая концепция эпохи викингов / [Электронный ресурс] – Режим доступа:norse.ulver.com/articles/simek/vikings.html
5. Гуревич А.Я. Походы викингов / [Электронный ресурс]. – М. Наука, 1966. – 182 с.
6. Соловьева Л.Н. Древние германцы и их языки (Введение в германскую филологию) / [Электронный ресурс]. — М., 1980. — С. 7-27
7. Семёнова М. В сочинительстве я – Сальери / [Электронный ресурс] – Режим доступа: liceybiblio.amoti.ru/semenova_m___v_sochinitels...
8. Томилин А. Г., Китообразные. – М., 1957 (Звери СССР и прилежащих стран, т. 9).
9. Даль В.И.. Толковый словарь Даля. – М., 1863-1866.
10. Молитвин П. Мир Волкодава. Путь Эвриха. – Азбука; СПб. – 1998.
11. Покорители вол и ветра. – GEO, 2013. – №182 (Май 2013).
12. Семенова М. Знамение пути. – Издательство: Азбука-классика, 2007. – 352 с.
13. История корабля. / [Электронный ресурс]/ Вып. 1. – М., 1986. – Режим доступа: www.xlegio.ru/navy/medieval-ships/history-of-sh...
14. О белухах / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.rgo.ru/ru/proekty/sohranenie-redkih-vidov-b...

@темы: иное фантворчество, ЗФБ

Комментарии
2014-04-24 в 01:07 

Felis caracal
Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
Sailor Lucky, спасибо, что выложила статью)

2014-04-24 в 04:12 

Sailor Lucky
Est Sularus oth Mithas
Felis caracal,
Не за что) Просто хочется, чтобы сообщество росло и ширилось.

   

Миры Марии Семеновой

главная